Комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции провел 24 мая 2012 года свой "круглый стол" в Генпрокуратуре. Место встречи соответствовало теме - "О практике реализации и перспективах развития антикоррупционного законодательства".
 
Дума принимает законы, направленные на борьбу с коррупцией, прокуратура следит за тем, как они исполняются и насколько эффективны. Впрочем, такое разделение "труда" условно, ограничиваться только созданием антикоррупционной правовой базы депутаты не собираются и намерены задействовать в борьбе с коррупцией и другие свои инструменты, настроив их на соответствующий лад. К примеру, парламентское расследование. Спикер Госдумы Сергей Нарышкин сообщил, что по его поручению профильным комитетом ГД подготовлены предварительные предложения о расширении предмета и упрощении процедуры возбуждения парламентского расследования, где предусмотрено "взаимодействие в процессе и по итогам расследования с органами прокуратуры и предварительного следствия". Дума намерена также усилить ответственность за отказ исполнять предписания парламентской комиссии. И более четко определить "юридические последствия" итогов доклада этой комиссии. У депутатов, по словам Сергея Нарышкина, "есть и другие идеи по усилению контрольных полномочий парламента". Спикер предлагает закрепить в регламенте Госдумы норму, предусматривающую, чтобы после каждого "правительственного часа", на котором отчитывается руководитель ведомства, "предоставлять слово ответственному по данному направлению аудитору Счетной палаты". "Возможно, - заметил Нарышкин, - настало время подумать и о том, чтобы обновить закон о Счетной палате в целом, в том числе в целях усиления ее антикоррупционных полномочий". Этот закон, по словам спикера Госдумы, был принят еще в 1995 году, "и за последние 10 лет практически не было такого года, чтобы в него не вносились поправки".
 
Генпрокурор Юрий Чайка сообщил, что уровень коррупции в России остается высоким, а прокуроры постоянно сталкиваются с новыми трудностями. "Например, схемы совершения преступлений коррупционного характера постоянно видоизменяются. На такие вызовы надо давать оперативный и адекватный ответ", - заявил глава надзорного ведом ства.
 
Председатель Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая заявила: "Нам нужно посмотреть на возможности Счетной палаты, на ее скрытый резерв". При этом она добавила, что по итогам отчета Счетной палаты депутаты должны иметь возможность инициировать парламентское расследование по выявленным нарушениям. Глава комитета убеждена, что парламенту страны необходимо принимать участие в работе правительственных комиссий, которые создаются по различным событиям и ситуациям, имеющим значительный общественный резонанс. Особо отметила Яровая противоправные действия в оборонно-промышленном комплексе, поскольку они связаны с причинением ущерба интересам национальной безопасности. И предложила установить максимальную ответственность за злоупотребления и коррупционное поведение в сфере ОПК. Расценивать как измену.
 
Другое ее предложение касалось уже непосредственно законотворчества. По мнению Яровой, необходимо в обязательном порядке проводить антикоррупционную экспертизу в отношении всех законопроектов. "Сейчас такой экспертизе подвергаются только проекты законов, касающиеся социальной сферы и разрабатывающиеся правительством", - пояснила глава комитета, заметив, что "было бы правильным, чтобы в общем документе заключения был представлен и обязательный раздел, посвященный антикоррупционной экспертизе".
 
Ирина Яровая напомнила участникам слушаний о принципиально новых подходах, которые формируют "новую правовую практику" по противодействию коррупции на госслужбе: "Впервые в нашем законодательстве появились такие понятия как конфликт интересов, возможность увольнения в связи с утратой доверия, обязанность сообщать о фактах коррупционного поведения, давления. Появилась такая форма как ответственность юридических лиц - она административная, но чрезвычайно необходима, контроль за доходами, кратные штрафы". И выразила сожаление по поводу того, что прокуратура сегодня не обладает достаточными полномочиями для того, чтобы влиять на упреждение возможных неправомерных решений, возбуждать уголовные дела. "Именно прокуратура выступает главным субъектом международных правоотношений, - заявила Яровая. - И совершенно нелогичным выглядит ситуация, когда в дальнейшем прокуратура лишена каких-либо полномочий и не может влиять на ход расследования уголовных дел, в том числе связанных с международными договорными отношениями".
 
Ответ прокуратуры был несколько неожиданным и озадачил Сергея Нарышкина: первый замгенпрокурора РФ Александр Буксман настойчиво попросил Госдуму разработать четкие критерии для снятия иммунитета парламентариев, как этого требуют рекомендации Группы государств против коррупции /ГРЕКО/. Генпрокуратура, по словам Буксмана, уже дважды направляла запросы в обе палаты парламента. "Речь идет не об изменении в законодательстве, а о рекомендациях, которые позволяли бы вне зависимости от политических взглядов обеспечить объективность подходов в решении вопроса", - уточнил Александр Буксман.
 
По данным Генпрокуратуры, в нашей стране лишь 30 процентов виновных в коррупции приговариваются судами к лишению свободы, остальным 70 процентам суды назначают наказание, не связанное с лишением свободы. Если брать структуру всех коррупционных преступлений, то 24 процента в ней составляют служебные подлоги, 23 процента - мошенничество с использованием служебного положения, 17 процентов - растрата, 9 процентов - взятки и 6 процентов - злоупотребление служебными полномочиями. Наибольшее число преступлений, совершенных против интересов госслужбы, в прошлом году было совершено в сфере госуправления - 7 тысяч. В сфере образования - 5,5 тысячи преступлений, а в здравоохранении - 5 тысяч. Замыкает "лидерство" транспорт, где за год было выявлено почти 1200 коррупционных преступлений.
 
Источник"РГ"

 

< все новости